Версия для слабовидящих

Размер шрифта:

- А + А

Настройки изображений:

Цветовая схема:

Обычная версия сайта

Клара Голицына. Работы 2006-2016.

Главная » Новости » Клара Голицына. Работы 2006-2016.
28
января
Клара Голицына. Работы 2006-2016.
Клара Голицына. Работы 2006-2016.

С 28 января 2016 до 28 февраля 2016

28 января в 16-00 откроется персональная выставка работ Клары Голицыной 2006-2016 годов.

КЛАРА ГОЛИЦЫНА

Родилась в Москве  5 декабря 1925г.

В 1949 году окончила Московский Полиграфический институт (художественное редактирование и оформление книг и журналов).

По окончании два года работала художником в Таджикгосиздате (в Душанбе).

В Москве -  художником в Проектном институте, параллельно осваивая живопись.

Выставляться начала с 1976 г. на Малой Грузинской. Потом было множество выставок в России и за рубежом. 

Работы находятся в коллекциях: ГТГ, ГРМ, ММСИ, и других музеев России, а также в многочисленных коллекциях в России, многих городов России и в многочисленных коллекциях в России, Европе, США

Член Московского Союза Художников. 

Клара Голицына. Работы 2006 -2016

«Вольное» по всему своему строю – «сплошная  импровизация», -  творчество Клары Голицыной в то же время жестко структурированно: оно как симфония, когда из хаоса  творческого замысла, из многоголосья музыкальных инструментов  и их партитур, возникает сложная гармония единого Созвучия.

В основе абстрактных и фигуративных композиций Клары непосредственное ощущение. Используя артефакты  изобразительного искусства как реди-мейд, художница в процессе работы деконструирует взятое за «основу» произведение до «источника» - линеарной структуры описывающей, более точно – улавливающей,  эмоцию. Получившееся в итоге – не аранжировка, но новое прорастание/прочтение заданного  эмоционального сюжета. Заданность здесь обусловленна самими структурами человеческой психики.

Культура – продукт психоэмоциональной деятельности – и в этом смысле контексты и структуры, которые обнажает  в ходе создания своих работ художница –  первоначальные партитуры этой деятельности. Сыгранные многократно и на разный лад на протяжении истории изобразительного искусства.

Иногда процесс работы над проявлением эмоциональных структур  продолжается, эмоция проживается во времени - происходит переписывание – уточненние личностного смысла: над некоторыми картинами Клара Голицина работала в течении 10 лет, другие  создавались в своем окончательном виде мгновенно – как чистый выплеск энергии.

Это очень трудно и в то же время, думаю, весело – балансировать, скользить по границе отделяющей шевелящийся всеми возможностями  хаос твоей души, от ясного сияния   «чистого разума» культуры/космоса  –  давать себе ежедневно, ежесекундно «импульс» рождаться сквозь  структуры времени и пространства. Переосмысливать/переигрывать последние на свой  лад – не противореча, напротив, обнажая своими «играми» их как строй некой общей, разбрызганной на капли уникальностей Мировой Цельности.  

Логос и Хаос  здесь  – две части чего-то единого, нераздельные и неслиянные  они как быстрый Поток,  «день» и «ночь» которого  - праздник, увлекательная работа, творчество как оно есть.

Продолжая «игровые» традиции русского и мирового авангарда, творчество Клары Голициной трактует последний, как состояние повседневного погружения/выныривания. И ты погружаешься. Погружаешься в целомудренность  мгновения и это то, что дышит и потому притягивает жизнь и краски, притягивает гравитацией живого.

 Алла Надеждина, куратор

"Искусство Клары Голицыной живёт в традиции игровой культуры, в стратегиях артистической импровизации и вместе с тем оно принадлежит дисциплинарным художественным формам. Первый творческий импульс художницы всегда обращён к феномену случайного, связанного с его культурной памятью – с фотографией или репродукцией произведения, рождёнными её личным образом жизни. Конкретный набросок, выявляющий векторную структуру «предварительного» произведения, ready-made, постепенно превращается в сетевую конструкцию. Её общий план, близкий к чертёжному построению, обрастает внутренними линейными связями, пластическими коммуникациями, скрепляясь шарнирными точками-опорами. Эволюционируя в длительности творческого процесса, возникающая композиция развивается по закону музыкальной партитуры, напоминая ранние фильмы Оскара Фишингера, где игра линий отождествляется с динамикой звука и его «топографией». Формируя визуальную драматургию, элементы пластики Клары Голицыной, подчиняясь случайному, обретают гармоническую целостность. Их образность живёт в диагоналях, в пересечениях, умножая плотность собственной информации и указывая на её универсальность. Эти внешне формализованные танцующие структуры можно реально «слышать», они сталкиваются, фиксируя место своих встреч, свободно перетекают друг в друга, меняя ракурсы «пластической» оптики, и удаляются, чтобы вновь обрести согласие и равновесие в следующих комбинациях.

Творческие принципы Клары Голицыной «мерцают» в пространстве двух полюсов: между «play» и «game» – игрой как полнотой импровизации и игрой по правилам. Они существуют в естественности дыхания, в ритмах «прилива» и «отлива», соединяя в себе природную органику и интеллектуальные прозрения." Виталий Пацюков, искусствовед

"…Искусство Клары Голицыной современно, радостно и лишено патологий времени и личности. Оно оставляет то же чувство освобождения, что живопись Хуана Миро. Они разные, но у обоих есть вера в правильное устройство мира (при полном отсутствии религиозных и т.п. штампов) … За видимым хаосом стоит божественная организация. В работах Клары есть кровообращение, поэтому при полной подчинённости структуре (музыке, порядку, красоте) ощущение полной свободы. Всё течёт, всё возможно." Харитон Мизгирь, 2016 г.

Комментарии
Ольга Тиманова
5 февраля 2016 09:28

Как-то Сальвадор Дали произнес фразу: «Великие психологи и те не могли понять, где кончается гениальность и начинается безумие». Вот почему-то эти строки пришли мне на ум, при посещении выставки Клары Голицыной в Выставочном комплексе. Полотна со словами «Забор», «Хотите чаю?» и так далее не вызывали насмешку. Нет. Отнюдь. Мазки красного на черном, белого на красном и наоборот внушают какую-то непонятную радость. Возможно эта чрезвычайная непохожесть, яркая индивидуальность и харизматичность автора полотен несет в себе некий магнетизм, ауру совершенства, позитив и очарование. Но, так или иначе, взгляд не скользит дежурно по шедеврам, а задерживается на каждом. В голове полно идей и мыслей. Душа кипит и восхищается. А как иначе? Если в каждой линии, черточке полотен Голицыной есть что-то из детства, юности, прошлого. Честность и открытость ее творчества впечатляет. Как говорится, искусство и ничего лишнего.

С уважением, Ольга Тиманова, честный посетитель выставки